Тульская пресса
Ваш вопрос
Отправить

Спартанская трасса с комфортным названием

В ходе международного ралли «Шелковый путь-2011» наш корреспондент оперативно сообщал подробности выступлений тульского экипажа под управлением исполнительного директора областной федерации автоспорта Льва Гарина. Много трудностей пришлось перенести нашим гонщикам, но в итоге им удалось не только завершить маршрут, что для многих других стало делом невыполнимым, но и занять 41-е место в абсолютном зачете среди почти 140 участников. На следующий день после возвращения в Тулу Лев Гарин стал гостем нашей редакции.

– Лев Валентинович, ваш напарник – штурман Антон Плетенев назвал форсированную подготовку к столь представительной и сложной гонке авантюрой. Вы согласны с ним?
– Готовиться к подобным соревнованиям нужно за год до их начала, поэтому вполне можно назвать наше решение авантюрой, а нас – самонадеянными. Но, несмотря ни на что, удалось все успеть: начиная с подготовки и комплектации автомобиля, оформления документов и заканчивая каждым пройденным этапом. Показанный результат, учитывая наши скромные возможности, не просто хороший – он блестящий. К тому же по итогам каждого этапа мы поднимались в общем зачете.
– Многих, кто узнавал о том, что тульский экипаж передвигается на «уазике», выбор машины удивлял…
– Другую просто не потянули бы по деньгам, да и подготовить за такой сжатый срок не успели бы. Повезло, что удалость приобрести УАЗ, который был построен как нужно, но только разукомплектован. Я его довел до тех кондиций, которые позволили нам подать заявку. Неоспоримое преимущество этой машины в том, что недостающие запчасти мы могли покупать чуть ли не в окрестных сельмагах. А когда пришлось менять капот после переворота на первом этапе, сняли его с милицейского «уазика» – снаружи покрасили серой краской, а внутри он так и остался синим. У всех, кто ехал на иномарках, такой возможности, само собой, не было. Кроме того, у нас был полный банк запчастей и узлов – машину сопровождали легкая «техничка» – пикап «Тойота» и тяжелая – двухосный КамАЗ.
– Поработать механиками в ходе гонки пришлось и вам с Антоном Плетеневым…
– Поскольку не успели оттестировать автомобиль, уже на тридцатом километре первого этапа между Куликовым полем и Липецкой областью, близ деревни Сухие Плоты, соскочил коренной лист рессоры, и мы перевернулись – два полных оборота и еще три четверти. От эвакуации отказались, стали сами устранять поломку. Вторая серьезная авария произошла в самом начале этапа Волгоград – Астрахань: отломился кронштейн тяги Панара. Просто в один момент я почувствовал, что руль движется отдельно – я не управляю автомобилем. Эта поломка тоже была чревата сходом с гонки. И опять сами боролись с проблемой – у нас имелись свои стяжки, а еще одну подарили местные жители. Конечно, когда возобновили гонку, скорость упала до 40–50 километров в час, но трасса была трудная, с песчаными участками, и нам даже подняться в табели удалось.
– Наверняка эти этапы оказались самыми сложными – все-таки устранение поломок отняло немало времени и сил?
– Нет, для меня наиболее тяжелым был второй этап, как раз после аварии с переворотом. Штурману куском стекла ободрало лицо, а я получил внутреннюю контузию от удара – наутро все тело болело… К тому же механики установить освещение успели, а отрегулировать фары – нет, и в результате они светили куда угодно, но только не на дорогу, – поэтому ехали на ощупь, пропускали тяжелые удары. На этом этапе мы провели за рулем восемнадцать часов – было желание остановиться, лечь и заснуть. Но о том, чтобы бросить все, сняться с гонки, даже не думали. Пока тело движется, пока мотор работает – надо было стремиться вперед, использовать все шансы.
– По какому расписанию жили участники ралли?
– Из лагеря на лиазон – дистанцию, соединяющую место старта этапа и место старта спецучастка, – мы выезжали около половины седьмого утра. Протяженность лиазона – от 280 до 400 километров. Чтобы добраться вовремя, нужно было уложиться в норматив, поэтому ехали на максимальной скорости – 115–120 километров в час. Обычно успевали как раз к своему стартовому времени, максимум оставалось несколько минут: надевали шлемы, пристегивались – и вперед. На базу, которую обычно размещали в аэропортах или на аэродромах, приезжали вечером – как правило, около восьми. Сдавали механикам машину со списком всех неисправностей, они начинали работать, а мы принимали душ, ужинали и ложились спать. Наутро вставали – иногда механики в это время едва заканчивали ремонт – и снова все повторялось сначала.
– Насколько плотно взаимодействовали с другими участниками ралли?
– Общаться удавалось мало – в основном во время приема пищи. Больше взаимодействовали, когда занимали друг у друга какой-нибудь болт или запчасть: мы выручали и нас выручали – все ведь в равных условиях. Конфликтов не возникало, но иногда соперники не пропускали. Машины, участвовавшие в ралли, были оборудованы системой Sentinel: нажимаешь кнопку – и идущий впереди экипаж через спутник получает сигнал с просьбой пропустить. Не все отзывались: например, группа итальянских грузовиков игнорировала сигналы, а некоторые наши гонщики на скоростных автомобилях вообще не включали систему. Но разбираться с ними после гонки, кулаками махать – и глупо, и силы тратить не хочется: мы до ралли две недели готовили машину, не спали ночами и уже к старту приехали достаточно измотанными.
– Механики справились с таким экстремальным ритмом?
– В составе нашей команды был один из лучших в России специалистов по УАЗам – москвич Владимир Горбачевич. Он сам долго выступал в национальном классе на машинах этой марки и знает их досконально: находил даже те повреждения, которых остальные не замечали.
Многое удалось предусмотреть. Так, у нас было три комплекта колес на все покрытия. Первый этап шли на узких шинах, которые позволяли удерживать машину от сноса на грязи. Не будь их – до финиша не доползли бы. Были еще спортивные шины, чтобы двигаться по каменистому и песчаному покрытию, которые помогли даже с оторванной тягой Панара на пониженном давлении закончить этап. А на двух последних спецучастках машину «переобували» в шины меньшего диаметра и ширины, рассчитанные на жесткое каменистое покрытие. Они позволили выжать из «уазика» максимум. Кроме того, мы располагали хорошим оборудованием безопасности: кроме ремней надевали карбоновые воротники, к которым пристегивались шлемы, – это помогло избежать более серьезных травм при перевороте.
– Итак, первое и для вас, и для тульского автоспорта ралли «Шелковый путь» закончено. Решитесь повторить этот головоломный маршрут в следующем году?
– Поеду с удовольствием. Но для того чтобы обойтись без аварий, чтобы быть в полной боевой готовности, необходимо начинать готовиться уже завтра. Неоспоримо и то, что без спонсоров автоспорт развиваться не будет. У тех людей, которые финишировали на том же уровне, что и мы, бюджет раз в десять больше. Основную часть работы при подготовке я сделал собственными руками, сам вел менеджмент – и это дало возможность сэкономить. Для пиара потенциальных спонсоров такая топовая международная гонка, как «Шелковый путь», прекрасно подходит. Поэтому если будут соответствующие вливания – все пройдет отлично. А свое умение добиваться успеха даже в спартанских условиях тульский экипаж доказал.

Хотите поделиться интересной новостью или проблемой? Связаться с нами можно по телефону редакции 52-55-33 в будни с 9:00 до 17:00. Также написать нам в любое время можно в WhatsApp и Telegram по номеру 8 (930) 074-52-17.
Правила публикации комментариев: Все комментарии предварительно проверяются модератором, это может занять некоторое время. При этом ночью срок публикации может увеличиваться. Будьте внимательны - по закону мы не можем размещать комментарии, содержащие нецензурную лексику и оскорбления.
Комментарии для сайта Cackle
Новости компаний