€ 00,00
$ 00,00
Тула 0 °C

Дмитрий Носов, глава "Антидилера": Проблема правоохранительной системы - так называемые показатели

Дмитрий Носов, глава "Антидилера": Проблема правоохранительной системы - так называемые показатели
Фото: www.tulapressa.ru

Известный политик и спортсмен, призер Олимпийских игр по дзюдо, лидер движения «Антидилер» и экс-депутат Госдумы Дмитрий Носов в эксклюзивном интервью рассказал читателям «Тульской прессы», что он думает по поводу своих бывших товарищей по партии, борьбе с наркотиками и работе правоохранительных органов.

На днях Дмитрий Носов побывал в Туле и после окончания открытого семинара в спортзале «Хулиган» побеседовал с нашим корреспондентом.

 

— Насколько я знаю, до этого вам уже приходилось бывать в Туле. В частности, весной вы встречались с прокурором Тульской области Александром Козловым на тему вашего движения, борьбы за здоровый образ жизни, против алкоголя и наркотиков. Насколько плодотворно складывает контакт с тульской прокуратурой и конкретно с Александром Козловым?

— Руководитель часто для меня определяется наличием бумаг на столе — если он завален бумагами, значит, он делает работу за своих подчиненных. Неоднократно находясь на приеме у замминистра МВД, Ваничкина Михаила Георгиевича, я обратил внимание, что на его столе никогда нет бумаг и в то же время все работает как часы.

Мне приятно, что Александр Вениаминович относится к той же категории руководителей, а ещё как отец пятерых детей, неравнодушен к теме и держит ситуацию на контроле. При нашей встрече он дал необходимые поручения, команды – это и есть его личное участие. Система работает слажено – ребята уже закрыли несколько аптек.

— По словам, руководителя Тульского отделения «АнтиДилер», Азада Самедзаде, в прокуратуре есть куратор, который контролирует работу в данном направлении, и результат уже есть.

— Да, мы видим, что работа идет. В данном случае могу только спасибо сказать. И лично Александру Вениаминовичу. Он, профессионал своего дела, понимает, как важно уберечь детей от антисоциальных проявлений.

— Тульскому отделению ставятся какие-то целевые задачи, как нормируется работа общественника на местах?

— Огромная проблема нашей правоохранительной системы в целом – так называемые показатели. Некоторые оперативники, с которыми я общаюсь, рассказывают, что чем больше они задерживают, тем больше должны задерживать на следующий год, это парадокс — потому что якобы падают показатели. Мы же не кукурузу выращиваем.

Я как-то однажды общался с сотрудником Интерпола из Европы. Когда я спросил о показателях, тот сначала даже не понял вопрос, потому что там не ведут статистику, там этим не интересуются, задача другая — чтобы не было преступности.

В «Антидилере» нет такой системы, мы не ставим никаких планов. Самое главное, чтобы человек добросовестно делал что может, чтобы очистить свой город. И ситуация в городах разная.

Есть, например, Оренбург, который утопал в контрафактном казахском алкоголе. Алкоголь продавали почти во всех магазинах в любое время, в том числе, и детям. Сейчас благодаря движению «Антидилер» этого нет. Полтора года напряженной работы, закрытие такого количества точек навело «шороху».

В Туле, например, другая ситуация, есть продажа алкоголя в квартирах. Везде по-разному, разные проблемы, и поэтому глупо было бы ставить нормативы.

— В этом году вы вошли в новый состав Общественной палаты РФ. Это естественное дополнение деятельности «Антидилера» или другой профиль?

— «Антидилер» — общественная организация и логично, что она присутствует в ОП.

— Когда-то бывшие товарищи по ЛДПР упрекнули вас в самопиаре. Обида ушла?

— Люди показали свое лицо. Я понял, что эти люди очень слабые. Я не ожидал, что можно так просто врать и теперь я вижу все совсем по-другому. Задача была меня очернить, и они ничем не гнушались. У меня сложилось определённое впечатление. Но я могу видеть и плюсы, и минусы.

Благодаря Владимиру Вольфовичу я попал в ЛДПР и стал депутатом Госдумы, мне удалось внести около 40 законов, один из них закон о курении. За это время удалось спасти около 300 тысяч жизней. Этим я могу гордиться.

Но я не могу понять человека, который говорит, что избиратели ЛДПР – нищие люди, и чем больше нищих, тем нам лучше. Что это за цели? Когда на заседании фракции я услышал фразу, что наш народ должен жить бедно и чем хуже он живет, тем лучше для нас. Когда услышал, что эти люди — наши избиратели и поэтому нам не нужно добиваться хорошей жизни для народа, у меня окончательно открылись глаза. Тогда я понял, что нам не по пути.

И я ушел из ЛДПР по собственному желанию 24 или 26 марта. А уже через две или три недели партия оформила все так, будто меня выгнали, а затем выпустили пресс-релиз. А пресса, чей уровень сейчас упал, не проверяет, не звонит, а просто занимается копирайтингом и просто перепечатывает заголовки чужих новостей, не пытаясь даже задать вопросы первоисточнику, вот это неприятно.

Владимир Вольфович знает, что, когда у него была тяжелая ситуация, когда были выборы Президента, я ездил по городам и селам агитировал за него, потому что он попросил, как лидер партии. Я проделал работу, которую на выборах мало кто делает. Многие делают для «галочки», а я честно за неделю «навернул» восемь тысяч километров. И после этого получать такое…

Или взять экс депутата Худякова… В отношении него в ЛДПР также поступили подло, а людям же некогда разбираться, что правда, а что — нет. Поэтому, конечно, не скрою, это неприятно. Потому что, это попытка очернить мое честное имя, нам с такими не по пути.

— Седьмой созыв Госдумы сейчас работает без вашего участия. К будущим думским выборам может появится желание снова попробовать себя в политике и вернуться?

— Я политик и останусь политиком, потому что хочу и буду менять мир к лучшему, на столько, на сколько у меня будет получаться. Что касается Государственной Думы – время покажет. Я горжусь тем, что в прошлой Госдуме из четырех законов, принятых вопреки мнению правительства, было два инициированных мною, это достижение.

— Что в ближайших планах? Чем намерены заниматься?

— Во-первых, в планах становление движение «Антидилер» как реального инструмента в борьбе за здоровье граждан, очищение улиц от грязи, убивающую нашу молодежь. Работа в Общественной палате, общественные дискуссии и политика. Также я рассматриваю предложения работы в исполнительной власти.

— Работы во власти…? А именно?

— На этот вопрос отвечать преждевременно не хотелось бы. Я готов пойти на любой участок, где я буду понимать, что у меня есть определенные полномочия, рамки, зона ответственности, где я могу реально проявить себя. Я знаю одно, где бы я не трудился, буду выкладываться во благо своей Родины с полной отдачей.

 

Ваш вопрос
Отправить
Спасибо!
Ваше обращение
было отправлено.