«Если бы не пел, делал хорошую мебель». Солист Mgzavrebi о грузинских группах, влиянии Coldplay и главном в музыке

«Если бы не пел, делал хорошую мебель». Солист Mgzavrebi о грузинских группах, влиянии Coldplay и главном в музыке
Фото: ИА "Тульская пресса"

14 апреля в Туле выступили удивительные Mgzavrebi. Незадолго до концерта «Тульская пресса» пообщалась с фронтменом грузинской группы Гиги Дедаламазишвили: о музыке, этнических инструментах, любимых российских городах и новом альбоме.

Если ты поешь в Грузии — ты ничего особенного не делаешь

Как обычно путешествуете?

На поездах, на самолетах, на автобусах — как получается.

То есть свое название (Mgzavrebi მგზავრები с груз. — «путешественники») вы оправдываете?

Наверное, да.

Как справляетесь с багажом?

С трудом. В разных компаниях разные правила, кто-то допускает чтобы мы взяли на борт гитару, кто-то нет.

Успеваешь ли посмотреть города, в которых бываете?

Чаще всего нет. В Туле уже второй раз, посмотреть, к сожалению, не успели.

А есть среди российских городов любимые?

Кроме Москвы и Питера нравятся Казань, Нижний Новгород и Иркутск. В Иркутске особая атмосфера.

А какие места в Грузии ты бы посоветовал туристам из Тулы?

Сейчас у нас прохладно, но все уже в цвете. Вообще, Грузия маленькая, за три часа можно попасть в любое место, за неделю получится посмотреть все. Вот Кахетия в часе езды от моего дома. Любимый город Тбилиси, конечно, надо посетить обязательно. Знаменитые бани находятся не в моем районе, но и мой, построенный в 60-х годах, тоже считается хорошим.

А где публика больше? В Грузии или в России?

Наверное, в России. В Грузии около 3,5 млн населения — этого мало, чтобы регулярно давать концерты, турне там не организуешь. В России принимают теплее, если ты поешь в Грузии — ты ничего особенного не делаешь, там все считают, что ты поешь хуже, чем сосед иди дядя-юрист. В России к исполнителям относятся с большим трепетом.

Сильнее это чувствуется на маленьких или больших площадках?

В Москве и Питере и еще пяти-шести городах, куда мы регулярно приезжаем.

Этот альбом нас так зацепил, что я не спал четыре месяца

Есть в Грузии группы с похожим колоритом?

Есть группы, которые поют только на английском. Их много, но так повезло только нам и Нино Катамадзе, потому что она очень талантливая.

Кого бы из грузинских исполнителей ты бы посоветовал послушать?

Группа «33а» — если бы их не было, я бы не пел, есть Frani, есть Loudspeakers.

Кто из них повлиял на музыку Mgzavrebi?

С Frani мы параллельно начинали в 2005 году. Когда услышал «33а», понял, что существует и такая музыка, играл многие их песни, их влияние чувствуется в первом альбоме. Вы мало знаете групп в Грузии, но они есть. Когда ты слушаешь музыку, которая тебе нравится, ты что-то берешь. Для примера Coldplay — говорят, что мы похожи, их можно в разных наших песнях услышать. Еще люблю Oasis и Radiohead. Из новых — только Alt-J.

А что интересно на российской сцене?

Молодые реперы — Фараон, Хаски, очень хороший. Еще Скриптонит нравится, я думаю, он очень сильный. Из старых — ДДТ, входит в топ-5 моих любимых групп, с тех пор, как в 15 лет взял в руки гитару.

Какая была цель у нового альбома «Geo»?

В первую очередь должно быть интересно. Остальное уже неважно. Иногда думаешь, что делаешь что-то новое, а все говорят, что звучит, как старое. Главное — желание работать сутками, днями, месяцами. Этот альбом нас так зацепил, что я не спал четыре месяца пока мы записывали. В голове я его писал два года.

Когда же теперь ждать следующий?

Уже пишем, четыре песни уже есть. Синглы выпускать смысла не вижу, в голове крутится альбом от начала до конца, нужна целостность. Это на меня так Pink Floyd повлияли.

Концерты вчера, сегодня и завтра будут разные

Говоря о целостности. У вас получается интересно совмещать этнические инструменты пандури и ханг драм. Как удается держать это в голове, придавать целостность, чтобы трек не выделялся из общей тематики альбома, но при это был уникальным?

Задача всегда была всегда делать что-то интересное, чтобы не играть на пандури то, что принято играть, так, как принято играть. На пандури обычно играют определенные аккорды, а мы хотели что-то новое, с медиатором, как в Rambo, например.

Что именно объединяет альбом?

Песни, арки, аккорды, какие-то штрихи. Альбом — целостное произведение, которое начинается и заканчивается. У нас пока еще не все получается, но я надеюсь, что когда-нибудь получится, иначе никакого смысла нет.

Какие песни лучше всего «заходят» публике?

Старое уже почти не поем, если только «Просыпается заря», когда получается.

Как вы составляете программу?

Новые песни вперед, старые назад — так выступаем всегда. Но какой-то строгой программы нет. Концерты вчера, сегодня и завтра будут разные. Иногда мне кажется, что какие-то песни лучше не петь. Это живой процесс.

Музыка – не рутина и не работа

Недавно в вашей семье случилось прибавление. Как удается совмещать семью с гастрольными турами?

Если я не пою — я дома с семьей с утра до ночи. Живем мы скромно, три месяца были концерты, после три с половиной месяца был дома.

Какие подарки обычно дарят поклонники?

Для моей дочери было много подарков — всякие классные игрушки, подушки. Вообще, любой подарок прекрасен — когда чужой человек думает о тебе, о твоей семье, хочет сделать приятное. Мы счастливы, что такие люди есть в нашей жизни. Важен не подарок, а сам факт.

Как думаешь, почему вы так популярны в России?

Не могу сказать, не думал никогда. Наверное, если бы я об этом думал, я бы не пел, потому что понял, что что в пении нет смысла. Я делаю то, что мне нравится и потому что ничего другого не умею. Если бы не пел, делал бы мебель, не такую, как сейчас, а настоящую, хорошую. У меня, конечно, не получается, но я очень люблю ремонт, все строить. Я был бы хорошим прорабом или мебельщиком. Ходил бы, подбадривал, поднимал мотивацию.

Планируешь заниматься музыкой всю жизнь?

Это уже зависит от того, планирует ли музыка заниматься мной. Может, после этого концерта перестанем выступать, может, будем на сцене до 80 лет. Как позволит музыка и люди. Быть на сцене — счастье, надеюсь это будет долго.

Бывает, что альбомы или концерты начинают казаться рутиной?

Музыка – не рутина и не работа. Это жизнь, я рутину не чувствую. У тебя есть такая возможность, ты играешь концерты, ты счастливчик. Я помню времена, когда этого не было, когда в карманах не было денег, помню, как был ведущим самой ужасной лотереи — мне были нужны деньги, а им популярная личность. Каждый концерт — это здорово. Я знаю, как это может закончиться. И если я назову это рутиной, я не буду достоин сцены и буду должен уйти. Работы в мире очень много. Для меня даже деньги не на первом плане, главное — встречи с людьми.

Ваш вопрос
Отправить
Спасибо!
Ваше обращение
было отправлено.