Владимир Познер ответил на вопросы туляков и назвал самую большую проблему России

Владимир Познер ответил на вопросы туляков и назвал самую большую проблему России
Познер уверенно выходит на сцену, будто всю жизнь он только этим и занимался. Увидев огромное кресло, поставленное специально для него, Владимир Владимирович шутит: «Страшно садиться на этот трон – вдруг зарежут». Зал, полный зрителей, смеется.

20 апреля в Тульской областной филармонии прошел творческий вечер Владимира Познера – известного российского журналиста. Он свободно говорит на запрещенные темы, не боится высказывать собственное мнение, размышляет о прошлом и будущем – и, кажется, давно стал эталоном журналистики.

Познер разделил свой вечер на две части: с первой, монологом, он разделался довольно быстро, оставив время для второй части – вопросов зрителей.

О прошлом, будущем и альтернативном

Начать свой монолог Познер решил с довольно актуальной темы – президентских выборов на Украине: «Я ни в коем случае не предсказываю, но на 99% мне кажется, что победит Зеленский ‹…› Это лучше для взаимоотношений между нашими странами и Украины в отдельности».

Информация о президентских выборах, которую нам дает российское телевидение, не является объективной – она односторонняя. «Я признаю, что на Украине есть некий уровень демократии. Потому что действующий президент проигрывает живому человеку. ‹…› Но политика – такое дело, нужно много врать. Убедительно, конечно», — говорит Познер.

Далее он переходит к теме болезненных отношений между Россией и США. По словам Владимира Владимировича, есть шанс, что они более-менее наладятся после опубликованного доклада Моллера – «хотя у нас он почему-то Мюллер!»

(Доклад – это итог двухлетнего расследования о президентских выборах 2017 года, где победил Дональд Трамп. – Прим. редакции) Был ли сговор между ним и Россией, предпринимал ли он шаги, чтобы помешать правосудию – если бы что-то подтвердилось, то Трампу был бы объявлен импичмент.

«Два вывода, — говорит Познер. – Найти доказательства какого-либо соглашения между Трампом и Россией не удалось. Так же как и конкретный пример, где действующий ныне президент США хотел помешать правосудию.

Я был в Америке, когда там проходили выборы. Я видел разочарование на лицах американцев – они были не просто огорчены, они искали хоть что-то для объявления импичмента. Трамп крайне не популярен. Но плюс для нас в том, что до этого момента Дональд Трамп ничего не мог сделать, чтобы хоть как-то снизить напряжение между нашими странами, иначе его бы обвинили в сотрудничестве с Кремлем. ‹…› Поверьте, когда отношения между Россией и США хорошие, то и всему миру легче дышится».

От темы противостояния мировых держав Познер перешел к теме демократии – нужна ли она в России? Оказывается, есть те, кто считает, что русским она не нужна. Был же царь-батюшка – на него вся и надежда была.

Да, быть может так и есть. У русского человека есть определенное состояние – лень, апатия ко всему. Согласны? Мы не пошли голосовать, потому что считаем это бессмысленным, а между тем, многое могло бы измениться. У нас нет чувства ответственности.

Познер утверждает: «Знаете, какая самая большая проблема страны? Это то, что она управляется советскими людьми. Они – продукт общества, которого больше нет. Решить проблему сразу нельзя – здесь нужно время, лет 20. Другого способа нет. Разве что война».

Об отношении к собственной истории

Тема власти невозможна без Сталина. (По последней информации, уровень его одобрения россиянами составил 70% — Прим. редакции) «Я помню Сталина. Он стал популярным, хотя он – душегуб. И когда Сталина хвалят, меня поражает. Как говорится, когда Сталин чихал – весь мир простужался», — делится своим мнением Владимир Владимирович.

Но не Советским Союзом едины. Познер рассказывает – его внук Коля родился и живет в Берлине (дочь Владимира Познера вышла замуж за немца – Прим. редакции). Когда тот ходил в школу, журналист спросил его: «Что вам рассказывают про Гитлера» — в Германии детям говорят, что виноват не Гитлер и не партия, а виноват народ, который поддержал нацистов.

«Я снимаю перед немцами шляпу, — признается Познер. – Это непростое дело признать такое».

И тут он вспоминает самый интересный вопрос, заданный одним из зрителей на подобном вечере. Парень у микрофона спросил: «Если бы Вы верили в рай и ад, то у каких трех людей, которые находятся в аду, Вы бы взяли интервью?». Наверное, это единственный случай, когда Познера застали врасплох, и до сих пор он называет всего одну личность – Ленина: «Я бы взял интервью у человека, который хотел только хорошего, но в итоге погубил всех. Сколько мы всего потеряли из-за него. Поэтому Ленин, по мне, он точно в аду».

О запретах

Неожиданно для многих Владимир Познер сообщил, что выступает за легализацию наркотиков. По его мнению, снятие запрета на употребление запрещенных препаратов сделает наркобизнес бессмысленным.

Об ответах на вопросы

Один из вопросов касался поиска собственного пути в жизни – как определить, чем точно заниматься. Познер сказал, что это очень важно: «Я окончил биофак МГУ, но уже на третьем курсе понял, что быть учёным – не моё. По случайности попал в журналистику и остался там. Считаю, искать себя, делать то, что тебе интересно – главное в жизни.

Нет ничего страшнее и хуже, чем всю жизнь заниматься делом, которое вам не интересно. Постарайтесь найти то, что ваше. Это непросто, и идти по этому пути тоже, но это единственно верный ход».

- Хотелось бы услышать Ваше мнение на тему недавно принятого закона о защите интернета. Как думаете, это заработает?

В.П.: Надеюсь, что нет. Мое мнение – это репрессивный закон, цель которого вовсе не защита российского интернета, а стремление изолировать нас от мирового. Именно он показывает все, что происходит в мире на самом деле, мы имеем доступ к широкому мнению – а это не многим нравится.

- Что Вам помогало справляться с тяжелыми периодами в жизни? Как Вы переживали этот момент?

У меня нет рецепта. Да, были такие периоды. Был случай, когда я пытался покончить с собой, и только случайно этого не произошло. Конечно же, помогали близкие.

Я думаю, одному справиться очень тяжело. Надо находить пути. Верующий, может, найдет. А я был на грани, но боялся встать на колени. Мне казалось, что тогда изменюсь – встану другим человеком.

Я хочу сказать, чтобы не было тяжело – всегда нужно пробовать. Важно не то, что удалось тебе или нет. Важно то, что ты попробовал это сделать. Вот если у тебя не получится, тогда, по крайней мере, можно сказать: «Я пытался, но не получилось». Но главное – пробовать и делать.

- В Ваших передачах появляются люди из разных сфер – искусства, политики и прочее. С кем Вам интереснее общаться?

Люди искусства интереснее политиков. Они же талантливые, а политики…

Но интересен мне не просто человек. Вот скоро я буду интервьюировать Максима Протасова. Вы его не знаете, но он возглавляет Роскачество. Роскачество – и сразу же все начинают улыбаться. То есть он управляет организацией, которой нет. Интересно, он сам это понимает?

Я готовлюсь к интервью, и сам где-то говорит, что вот, у нас есть коллеги за границей. В Германии, например, им доверяют, как своему парламенту. И я ему скажу: как у нас, доверяют Роскачеству, как Парламенту?

Это вопрос доверия. Мы никому не доверяем, даже Путину доверяют только 55%. Национальная идея доверия — к друг другу, обществу.

- Насколько высока вероятность, что нам закроют границы в будущем?

Я хочу сказать откровенно, что вероятность ноль. Восстановить железный занавес невозможно, и власти очень невыгодно.

Да, есть люди невыездные, наказанные. А так — я в это не верю. Это самоубийство. И наша власть, при полном отсутствии моего уважения к ней, не будет заниматься самоубийством».

- Что такого сказал старый оппозиционер Лимонов, что это интервью не вышло в эфир? (Имеется в виду интервью с Эдуардом Лимоновым, которое было снято с эфира – Прим. редакции).

Замечу, я не работаю на Первом канале. Я делаю программу – уже её покупает Первый канал.

Они покупают не кота в мешке, и генеральный директор Константин Львович Эрнст – у меня есть с ним договоренность: я должен ему сказать, кого собираюсь пригласить – может сказать: нет, мы не хотим. Ну не хотим – значит так.

И вот Лимонов. Он конечно не старый, он поношенный. Он талантливый писатель, интересный, парадоксальный. И позволил себе высказаться по поводу Путина. Дальше встал вопрос: либо убирать (вырезать) – а у меня прямой эфир. Я сказать нет. Тогда снимаем программу.

- Большинство из принятых законов — антинародные и ухудшают жизнь населения. Как считаете, при нынешней власти будут ли законы «для нас» и что мы с этим можем сделать?

Законы не могут быть антинародными. Правительство что, хочет, чтобы нам с вами было хуже? Это прямо-таки большевизм в худшем виде.

Правительство не принимает законы – их принимает Государственная Дума. Оно только предлагает. Есть всякие, я никак не согласен, что они все против меня. Любой закон «против» – он что-то не разрешает или что-то заставляет.

Вам не нравится закон – протестуйте. Участвуйте. Не сидите на кухне, а будьте активными. А как иначе?

Мнение В.В.Познера может не совпадать с позицией редакции

—————————————————————————————————————————————————

Владимир Владимирович Познер — советский, российский и американский журналист и телеведущий, радиоведущий, первый президент Академии российского телевидения, писатель. Ведёт авторскую программу «Познер» на «Первом канале». 20 апреля впервые в Туле провёл творческий вечер.

Автор текста: Ксения Гертье

Автор статьи
Наталия Новикова
Ваш вопрос
Отправить
Спасибо!
Ваше обращение
было отправлено.