"Семейное горе": туляки не досчитались картин в "Поленово"

"Семейное горе": туляки не досчитались картин в "Поленово"

Кража пейзажа кисти Куинджи в Третьяковской галерее, а ранее и порча  картины «Иван Грозный убивает своего сына», которая произошла там же, заставила все музеи страны пересмотреть правила безопасности. Так, и в Тульской области губернатор обратил внимание на усиление мер по охране ценных предметов искусства, находящихся в отреставрированном Художественном музее.

А земля тульская, как мы знаем, богата на таланты и защищать от посягательств злоумышленников нашим музеям, действительно, есть чего. Вот и читатели «Тульской прессы» поделились с нами тем, как, к примеру,  борются с посягательством на шедевры в «жемчужине над Окой» – музее-усадьбе «Поленово». С нами, с УГРО МВД и с Министром культуры РФ. А мы поделимся с вами.

Коварная крестьянка

Тема сохранности музейного фонда – трепетная и актуальная в любое время. Особенно когда речь идёт о таком большом во всех смыслах музее как «Поленово». Семья известного художника на протяжении многих лет следит за его домом и его картинами, чтобы работами Василия Дмитриевича могло любоваться не одно поколение.

А ведь музею пришлось многое пережить для этого: революция, война – смутное время нашей истории, когда риск быть уничтоженным или похищенным столь велик для шедевров. Замешательство и «панические настроения» часто использовались нечистыми на руку людьми, чтобы провернуть свои нехорошие дела.

Музей с честью выстоял все испытания, об этом в интервью не раз сообщала сама Наталья Грамолина – уважаемый человек, почетный гражданин Тульской области, заместитель директора «Поленово» по научной работе. Однако наши читатели просмотрели некоторые архивы публикаций, посвященных непростым временам, выпавших на долю музея, и обнаружили некоторые несоответствия, о которых мы сейчас и расскажем.

Публикуем отрывок из письма, присланного нам в редакцию.

«После многочисленных ваших публикаций на тему поленовских земель стали следить за статьями. Статья «Бабушка на сундуке, лошади и девелоперы: 7 сомнительных фактов из интервью Натальи Поленовой» произвели смутное впечатление. Конечно, мы привыкли принимать информацию от таких знаменитых потомков за чистейшую монету и никогда не задумывались над тем, что нас могут чуточку или чуть более одурачивать. Все дело в том, что мы познакомились с очередной статьей «Поленово: хроника 1930-х -40-х от 17.11.2018 о выставке «37/101«. И в нужном месте упомянуто о причиненных «страданиях музея».

Решили помочь музею в расследовании данного грабежа и раздобыть архивные сведения и документы, дабы узнать конкретнее, кто же эта такая колхозница, что обидела музей и покусилась на государственное имущество, сохраняемое на народные средства? Нам потребовалось всего лишь 15 минут и полная информация в наших руках. Но получилось из этого лишь печальная история. К этой колхознице мы прониклись большим сочувствием и уважением за стойкость и мужество вдовы, матери троих детей, которая вовсе и не грабила музей «Поленово», как оказалось, а предотвращала со своими односельчанами возможное расквартирование немцев на территории Дома отдыха Большого театра (это не был тогда музей «Поленово»!) в случае их прорыва на территорию Заокского района, вынося из корпусов все, что могло «приютить» немецких солдат.

Осудили, конечно, чтобы другие боялись и на всю катушку, как будто по чьему то заказу. Но сдали  именно её одну из многих других. Кто? За что? Обратили внимание на фамилию этой женщины — Саблукова Акулина Ивановна. Вспомним, что художник Василий Дмитриевич купил землю в Бехово у разорившейся помещицы Саблуковой. Задумались над этим».

Момент, конечно, неоднозначный, и мы не стремимся поддерживать теории заговоров о «кровной мести» бывшим помещикам, однако небрежное замечание Натальи Николаевны о том, что архивы-то все, мол, утеряны и теперь ничего не найдешь, нас удивили. Информация, и правда, не такая уж тайная.

Изучив документы из журнала «Летопись тульской судебной системы 1777-2007», мы нашли описание той самой истории и даже текст приговора, в котором подробно перечисляются «похищенные вещи»: полотенца, простыни, подушки, одеяла… Вроде никаких реликвий.

Справедливо и замечание наших читателей, что в годы войны Дом отдыха Большого театра ещё не являлся частью усадьбы.

Но что придираться к деталям? Всего же не упомнить.

Сжечь нельзя оставить

Тем не менее, наши внимательные читатели нашли и ещё одну неточность в рассказах сотрудников музея о тяжелом военном времени.

Так, Наталья Грамолина в статье «ЖИВИТЕ В ДОМЕ, И НЕ РУХНЕТ ДОМ… ОБРАЗЫ ПОЛЕНОВСКОГО МУЗЕЯ» рассказывает о Матвее Сазонове, который спас музей и не сжёг его вопреки приказу командования.

Читатели недоумевают: «То Матвею Сазонову приказали сжечь музей (не понятно только, кто ему приказал? в доме ведь жили Поленовы с детьми и родственниками), то в «Поленнице» гвардейцы 5-ой гвардии рапортуют, что поставлена командованием боевая задач – не допустить и не пропустить фашистов. Музей и все его ценности сохранили. Не дали к нему вообще подойти, «держались на смерть».

Действительно, этот случай косвенно описывается в журнале и о том, чтобы музей было приказано сжечь, нет и слова.

«Где правда?» — спрашивают в письме читатели. Вопрос можно посчитать риторическим, а можно копнуть поглубже и присмотреться ещё пристальнее.

Семейное горе

Если предыдущие наблюдения наших читателей можно ещё счесть за занимательные истории о некоторых неточностях и расхождениях – в конце концов, Наталья Николаевна вовсе не обязательно умышленно искажала факты в своих рассказах. Все мы люди и все мы ошибаемся, а многие вещи с годами стираются из памяти. То другое письмо, оказавшееся в распоряжении «Тульской прессы» — это уже дело куда серьёзнее.

Речь идет о картине «Семейное горе» и шести этюдах к ней. А точнее – об их отсутствии.

Публикуем копию заявления, написанного инициативной группой жителей Заокского района в адрес Главного управления уголовного розыска МВД РФ и Министра культуры России Владимира Мединского.

Что ж, если сравнить изображения с открыток, на которых изображены интерьеры «Поленово», можно увидеть, как с течением времени исчезали указанные картины со стены в музее.

Картина и этюды ещё на месте.

Открытка спустя время: основной картины уже нет.

Современное изображение — скриншот с виртуального тура по музею: ни «Семейного горя», ни этюдов нет.

Разумеется, мы не делаем никаких предположений и уж тем более не стремимся подозревать кого-то: это задача компетентных органов. Мы лишь приводим факты, на которые указали наши читатели. И эти факты – повод для размышлений.

К теме, вероятно, ИА «Тульская пресса» предстоит вернуться.

Автор статьи
Полина Степанова
Загрузка...
Ваш вопрос
Отправить
Спасибо!
Ваше обращение
было отправлено.