€ 00,00
$ 00,00
Тула 0 °C

Кукуйская твердыня. Фермер из Тульской области продолжит разводить скот под носом у соседей

Кукуйская твердыня. Фермер из Тульской области продолжит разводить скот под носом у соседей
Суд установил нарушения по части установления санитарно-защитной зоны, однако свинарники и коровники останутся на том же месте — через несколько метров от забора, за которым живет многодетная семья

Жить у свинарника семье Натальи из Ефремовского района придется еще долго — Ефремовский районный суд поддержал женщину, и на заседании 16 сентября несоблюдение санитарно-защитной зоны соседней фермы подтвердили. Однако, как оказалось, приостановление работы по реализации молока и продуктов разведения крупного рогатого скота в деревне Кукуй на два месяца проблему не решит.

КФХ на костях

Между забором Натальи и свинарником 2,7 метров, куцый участок земли, отделяющий ферму от жилой территории, завален костями и черепами животных — картина понятная и страшная. Если до этого Наталья только подозревала, что уход за животными в соседском хозяйстве ведется не лучшим образом, то после осмотра «костлявого» куска, сомнения развеялись окончательно.

Роберт Фрост говорил, что хорошие заборы делают хороших соседей, но одним забором добрые отношения между многодетной семьей и фермером, очевидно не наладить.

Мухи, крысы, страдающие почва и воздух — именно для таких случаев и продуманы санитарно-защитные зоны. Для ферм, на которых содержится до 50 голов, предусмотрена санитарно-защитная зона в 50 метров, тем не менее, механизма, который бы позволил восстановить экологический баланс в деревне, очевидно, останется загадкой. Все, что может сделать суд — временно приостановить работу фермы.

«С учетом совокупности вышеизложенного, принципов законности и соразмерности наказания, суд приходит к выводу, что для достижения целей административного наказания — предупреждения совершения новых правонарушений как самим правонарушителем, так и другими лицами, в отношении Краснова А.А. Необходимо назначить административное наказание в виде административного приостановления действительности, поскольку иной вид наказания не будет способствовать достижению указанных целей», — говорится в постановлении Ефремовского районного суда.

Иными словами, с судебной точки зрения вопрос закрыт, однако с простой, житейской, — нет. Фактически, ферма остается на месте, на месте остаются и ее обитатели — свиньи, куры и коровы.

В течение 60 суток виновная сторона не сможет торговать молоком и мясом, однако скот, живущий на ферме, никуда не денется — по словам самого Александра Краснова, несоблюдение требований он признает, но передвинуть свое КФХ сейчас возможности у него нет.

Таким образом, решение суда ситуацию не изменит — основные претензии многострадальных соседей сводятся к отвратному запаху навоза и прочих атрибутов деревенской фермы, который никуда не исчезнет до тех пор, пока хозяйство не «переедет».

Переезд в никуда

Переезд для фермера вопрос больной — как объяснил Александр Краснов соседям в стенах суда, найти другое место он не может из-за отсутствия в Ефремовском районе подходящей земли — арендовать часть сельхозугодья он может, а возводить сооружения — нет. Абсурдность заявления ситуации не меняет — отстроить хозяйство на участке, находящемся не впритык к жилым домам, фермер не в состоянии.

Как отметила Наталья, соседу было предложено объединить усилия, вместе пройти все нужные кабинеты и выбить нужный участок, однако от помощи фермер отказывается, по крайней мере, до октября. По словам мужчины, нужно ждать окончания пастбищ.

Очевидно, что даже при соблюдении всех условий идеального стечения обстоятельств, следующим летом семья Натальи столкнется с той же проблемой — вонь, мухи и характерные звуки классического хозяйства останутся на месте.
Представим, что участок, подходящий под нужды КФХ все же найдется, и найдется уже осенью. После Александру Краснову придется подводить туда необходимые коммуникации, строить новые законы для скота и с нуля обустраивать инфраструктуру, говорить о волоките с документами, пожалуй, даже не стоит — оформление также занимает немало времени. Само собой, обустроить новое место и перевезти туда скотину Александр Краснов быстро не сможет. Как заявил фермер в разговоре с соседкой, даже если он уйдет с одного участка, перебираться ему придется под бок к таким же жителям деревни.

Остаемся зимовать

«Единственный выход — писать личные претензии. В суде установили, что на его участок установись санитарно-защитную зону не получится никак. Да, приостановление деятельности на 60 суток — тяжелый удар для предпринимателя, он не может продавать мясо и молоко, его счета также замораживаются, однако я прекрасно понимаю, что через два месяца все возобновится.

В перерыве между слушаниями мы просили Краснова хотя бы убрать свинарник, он согласился сделать это в течение 20 дней, однако после вынесения решения судьей, ретировался, поэтому я не знаю, сдержит он слово, или нет.
Все, что остается, как мне кажется, добиваться новых штрафных санкций до тех пор, пока перемещение фермы не станет единственным вариантом.

Мы предлагали помощь, но получили отказ. Я понимаю. Здесь ему удобно — есть коммуникации, есть нужная инфраструктура, но есть же и другие люди»

Спорить с тем, что крестьянско-фермерские хозяйства в Тульской области нужны, бессмысленно. Развитие предпринимательства и сельского хозяйства всегда стояли в приоритете, но в таких ситуациях, как эта, встает логичный вопрос, нужен ли бизнес, наносящий реальный вред жителям?

«После окончания судебного заседания я зашла с заявлениями в местные Роспотребнадзор и комитет по ветеринарии. Первых я просила сделать анализ почвы и воздуха, вторых — повторно пересчитать скот, не просто списатаданные с книжек, а реально посчитать поголовье. В ветеринарном комитете согласились осуществить повторный выезд, но в Роспотребнадзоре мне отказали — посоветовали писать претензии.

Что же выходит, суд мы, можно сказать выиграли, мне бы плясать от радости, но на следующий день я вышла из дома, сделала вдох, а в нос мне ударила вонь»

Автор статьи
Полина Степанова
Ваш вопрос
Отправить
Спасибо!
Ваше обращение
было отправлено.