Возвращение домой. «Хомяков home» вдыхает новую жизнь в старую усадьбу

Возвращение домой. «Хомяков home» вдыхает новую жизнь в старую усадьбу

С начала года Тульскую область будто не отпускает некий дух «фестивальности»: новогодние праздники, «Толстой», «Дикая Мята». На фоне ярких масштабных мероприятий новый и по-домашнему уютный «Хомяков home», основной темой которого стала поэзия, мог бы пройти незамеченным, но не прошел, и вот почему.

Место

Усадьба Хомякова — Богучарово: на расстоянии вытянутой руки от оружейной столицы, около 20 минут даже на общественном транспорте, и перед нами вырастает копия Кампанилы, рядом— собор, построенный, по словам самого Алексея Степановича, «весьма небездарным» архитектором Сергеем Александровым. За ними единственная из сохранившихся усадьба, стены которой прекрасно помнят русского поэта, философа и публициста.

Откровенно запущенное состояние в рамках такого фестиваля, пожалуй, даже может сыграть на руку — Богучарово сохранило ту самую атмосферу старой русской усадьбы с холодными стенами, скрипучими полами, заросшим парком, курами и гусями. Они, к слову, полноправные жильцы усадьбы: до сих пор под ветхой крышей дома Хомякова обитают люди.

Последний вопрос — довольно сложный как с правовой, так и с моральной точки зрения, и заслуживает отдельного материала. Тем не менее, то, что в музее, имеющем статус федерального памятника, можно найти не только экспонаты, но и живых людей со своим бытом, остается фактом.

И чем труднее представить, что такой странный симбиоз музея и жилого дома может существовать, тем удивительнее в него окунуться. Чай из самовара и местные угощения соседствуют с точкой продажи напитков от тульской кофейни, куры бегают вокруг нарядных ценителей искусства, а у большого белого шатра и сцены раскинулся импровизированный зрительский зал, наполовину собранный и кресел-мешков, наполовину — из сена. Именно так мы и подходим к теме фестиваля — поэзии. К теме старого и нового.

Тема

В этот раз основной упор организаторы решили сделать на поэзию и историю усадьбы: для гостей подготовили выставку, где постарались собрать хотя бы копии наследия Хомякова (оригиналы разбросало по разным музеям страны), лаборатории для молодых поэтов, читки, экскурсию по территории и дому, мастер-классы для юных участников и чаепитие.

Так, Михаил Велижев из Высшей школы экономики привез лекции о необычном увлечении семьи поэта и философа.

«Лекция о том, как в Москве Хомяков и его семья разыгрывали своих друзей и сами становились объектами розыгрышей, про шутки у старших славянофилов.

Особенности розыгрышей трудно представить — они требовали вовлечения большого количества людей. Есть один, когда Хомякову объявили, что в Москву якобы приехал известный чешский славист Шафарик, и с ним должна быть встреча в трактире. Хомяков страшно хотел с ним поспорить, возбудился, много волновался. И в конце, как оказалось, даже был нанят чех и другие люди, специально пускавшие слухи о Шафарике».

Говоря о программе и фигуре самого Хомякова в истории, Велижев отмечает, что материала, с которым можно работать — предостаточно.

«Люди встречаются, разговаривают, слушают, получают удовольствие. И все это одновременно связано с восприятием истории — это место становится частью их жизни, появляется связь с этой землей, где было что-то еще до их появления.

Фигура Хомякова не сопоставима по публичной личности с фигурой того же Толстого, но есть два варианта — ничего не делать, или шаг за шагом менять ситуацию. Я, очевидно, обеими руками за второй, если заниматься вопросом, туляки, безусловно, узнают о его фигуре».

Будущее

Мысль о том, что фестиваль пройдет, а место останется таким, как прежде не отпускает, за восторгом от духа старой усадьбы приходит осознание — так, как сейчас, быть не должно. Но если не так, то как?

По мнению президента делового клуба «Наследие и экономика», историка Дмитрия Ойнаса, при правильном подходе наследие Хомякова можно не только оживить, но и сделать экономически успешным.

«Место привлекательно, в первую очередь, из-за фигуры Алексея Степановича Хомякова. Безусловно, он один из лидеров мнения своей эпохи и, по сути, законодатель одного из философских течений, которые становится сегодня все актуальнее. Для широкой общественности он забыт незаслуженно, и его вклад, в основном, обсуждается в научных и около научных кругах»

Как отметил Ойнас, состояние Богучарово не худшее, есть и более плачевные места, в том числе, среди объектов федерального значения.

«Их сотни в каждом регионе, все они интересны, но никаких государственных денег не хватит на их реконструкцию, даже если восстановление и поддержка культурного наследия станет единственной статьей бюджета.
Речь идет о сотнях миллиардов, но вопрос в том, чтобы эти траты не были холостыми, чтобы осмысленно восстанавливать такие объекты, нужно понимать, зачем.

Я могу рассуждать только как человек со стороны. Начнем с того, что само понимание музея сейчас меняется, вскоре, я уверен, формулировки будут переформулированы, и они будут далеки от привычных. Важно действовать с пониманием, правильно, чтобы объект не висел на шее у государства или инвесторов, а содержал себя сам. Нужно экономическое обоснование, не жизнь на субсидии, а превращение в ресурс экономики. Да, это не нефть, но влияние таких объектов на экономику может быть сравнимо с нефтью или газом. Этот ресурс есть даже в регионах, где нет полезных ископаемых, и в своей основе он символический.

Это значит, что дело не в стенах, дело в смыслах, а их создают люди, которые жили в музеях когда-то, и которые работают там сейчас. И от этой работы зависит экономика объекта.
Я противник фестивальной логики, фестивалями невозможно создавать экономику. Они могут увеличить поток туристов, усилить эмоциональные эффекты, но экономика создается рутиной»

По мнению Ойнаса, при правильном подходе будущее у усадьбы есть.

«Усадьбы бывают разные, но с ними нужно работать вне зависимости от размера и потребностей. Идея рожается не в кошельке, а в творчестве и упаковывается в модель, на которую накладывается экономика. Для того, чтобы найти продуктивную модель, нужно работать со смыслами места, с образами, которые будут понятны современному человеку», — заключил историк.

Ступая по скрипучим доскам среди обветшалых стен в лучах теплого сентябрьского солнца, смысл кажется понятен, и усадьбу Хомяково хочется видеть в списке обязательных для регулярного посещения мест в Туле. Остается верить, что день поэзии в Богучарово станет отправной точкой таких нужных перемен — предпосылки для это уж точно есть. Напомним, 7 сентября Тула праздновала 873-ю годовщину, и, несмотря на это, музей, зал на свежем воздухе и парк были полны гостей.

Автор статьи
Полина Степанова
Загрузка...
Ваш вопрос
Отправить
Спасибо!
Ваше обращение
было отправлено.