€ 00,00
$ 00,00
Тула 0 °C

Анжелика Куликова: В моей практике нераскрытых дел нет

Анжелика Куликова: В моей практике нераскрытых дел нет
25 июля в России празднуют День следователя. Об этой профессии мы знаем из фильмов и сериалов, но, как утверждают сами следователи, реальная жизнь от написанного сценария далека

В преддверии праздника заместитель руководителя следственного отдела по Привокзальному району Анжелика Куликова рассказала “Тульской прессе” о выборе профессии, сериалах и качествах современного следователя.

— Расскажите, как именно вы пришли в эту профессию и почему решили сделать выбор в пользу Следственного комитета, а не прокуратуры или полиции?

— В Следственный комитет я пришла из милиции (тогда она ещё называлась так) в январе 2011 года. Начинала с должности простого следователя межрайонного отдела в Калининградской области, откуда я сама родом, затем стала старшим следователем.

В этом отделе проработала семь лет, после чего перевелась в Тульскую область, где начинала с должности инспектора отдела процессуального контроля. Затем работала заместителем руководителя следственного отдела по Пролетарскому району, а с 1 августа 2019 года занимаю должность заместителя руководителя следственного отдела по Привокзальному району.

Почему выбрала? Когда я еще работала следователем в милиции, то не раз с сотрудниками прокуратуры выезжала на резонансные преступления, например, убийства. Мне нравился сам процесс сбора доказательств, а такие преступления в милиции не расследовали. Хотелось большего.

Следователь – это скорее мое призвание, поэтому вопрос работать где-то ещё я не рассматривала.

— Если не секрет, как так вышло, что вы из Калининградской области перебрались в Тульскую?

— Не секрет. Хотелось расти выше: знаете, психологи говорят — каждые пять лет нужно менять свое направление деятельности. Я считала, что на своем месте я засиделась.

Появилось предложение, и я не стала отказываться. Здесь я с декабря 2017 года.

Сначала было тяжело, не буду врать: Тула по сравнению с Калининградом совершенно другой город. Сейчас привыкла — и к своей должности, и к городу.

— Были какие-то ожидания от этой работы? Что было именно так, как вы и предполагали, а где были нестыковки?

— Конкретных, каких-то определенных ожиданий от работы следователем у меня не было. Я понимала, что будет сложно и практически не останется свободного времени.

Наверное, самая большая сложность для меня отдаленность дома от работы, не более.

— Считаете, что образ следователя в сериалах и фильмах излишне романтизирован?

— Конечно (смеётся). Я принципиально не смотрю сериалы, особенно российского производства. Там показано, как все просто и легко: люди сами приходят к следователю, ты им позвонил — они уже бегут. И пострадавшие, и подозреваемые. А в реальности — наоборот.

Как мне кажется, молодые следователи насмотрятся сериалов, а потом во время работы возникают вопросы — почему не так, в кино же иначе, многие не готовы к такой работе.

Я, когда шла учиться в юридический институт, была влюблена в форму, в фильмы про комиссара Катани. Но когда меня назначили следователем, я поняла, что не те фильмы смотрела.

Всегда же пишут: раскрыто резонансное дело. Но никто почему-то не пишет о сложностях, возникающих у следователя в процессе установления истины. Но тут похвастаюсь — в моей практике нераскрытых дел нет.

— Давайте теперь поговорим о работе. Какое дело вам запомнилось больше всего?

— В прошлом году мы расследовали дело о невыплате зарплаты работникам ООО «Дельта Плюс». Пострадавшие жили в более чем 12 регионах страны, почти 7 млн рублей ущерба. Обвиняемый всячески мешал следствию, но дело было окончено, судом назначено наказание, в виде штрафа в размере 450 тысяч рублей. Не совсем справедливое наказание, как мне кажется. Но потерпевшие нас все рано благодарили.

Еще одно запоминающееся дело в нашем следственном отделе — по обвинению судебного пристава-исполнителя ОСП по Привокзальному району. Она обвинялась в восьми эпизодах получения взяток за незаконные действия и бездействия, в том числе совершенные в крупном размере.

Судебного пристава осудили к 9 годам лишения свободы. Это, я понимаю, заслуженное наказание за совершение коррупционного должностного преступления.

— В Калининграде тоже были интересные дела?

— Мой опыт, конечно, связан с этим городом. Одно дело связано с похищением. Вы же знаете, что Калининградская область славится янтарем: много преступлений связано с его незаконной добычей. Похитили мужчину; по предположению преступников он знал, где тайник с янтарем, и рассчитывали, что потерпевший на него выведет.

Похищение произошло в одной части области, а потерпевшего переместили в другую. У следствия было недостаточно доказательств, но помогли сотрудники полиции, камеры видеонаблюдения на улицах. Установить личность похитителей удалось; к тому моменту, врачи предполагали, что здоровью парня грозит опасность.

Мы нашли похищенного в одном из предполагаемых нами мест. Ещё бы два часа — и он бы умер: двое суток он провел без еды и воды, жестоко избитый. Слаженная работа всех служб спасла ему жизнь.

— В вашей профессии больше оперативной или бумажной работы?

— В работе следователя достаточно и того, и другого. Я работала следователем следственного отдела, обслуживаемая территория которого охватывала четыре района области — всю прибрежную зону. Расстояние между районами — от 30 до 80 км, признаюсь, было тяжело, поскольку проверку сообщений о преступлениях требовалось проводить не по одному району, а всегда по нескольким. И нужно успеть везде, а в это время ожидала своего часа бумажная работа.

Иногда я возвращалась в следственный отдел в семь вечера, и приступала к технической части своей работы, которая, порой заканчивалась в два, три часа ночи, а когда и к утру. А подвести своего руководителя я не могла.

Сейчас я занимаю должность заместителя руководителя следственного отдела, поэтому расследованием занимаюсь редко. Конечно, в особо сложных делах я помогаю следователям наряду с руководителем отдела.

Кроме того, я часто мои должностные обязанности связаны с частым посещением прокуратур двух обслуживаемых районов, экспертных учреждений для решения важных и приоритетных вопросов; помимо прочего я веду прием граждан, рассматриваю поступившие от них обращения. Но я всегда планирую свою работу, как меня много лет учили мои старшие коллеги, чтобы в срок исполнять поставленные задачи.

— Был ли когда-нибудь страх, что Вы можете обвинить не того человека?

— Конечно. Но это было в первые годы работы — неопытность очень влияла на подобные страхи.

— Что можно назвать самым интересным, сложным и неприятным в работе следователя?

— Интересным я бы назвала новые знания, которые не заканчиваются. Не все преступления похожи между собой, зачастую приходится изучать законодательство РФ в той или иной ранее незнакомой сфере — так, мне пришлось изучать налоговое, трудовое законодательство, законодательство в сфере здравоохранения, правил охраны труда при ведении строительных и иных видов работ.

О сложных моментах в работе не хотела бы говорить, ведь я дала присягу. Работа следователем — моя профессия, мой выбор и ничей более.

Неприятным может быть только грубость со стороны непонимающих граждан и обвиняемых.

— Как работа влияет на вашу жизнь, ведь Вам приходится сталкиваться с жертвами убийств и их жестокими убийцами?

— Личная жизнь — нет, не слышала. Шучу, конечно, но в большей степени так и есть.

До сих пор, несмотря на свой многолетний опыт, мне тяжело переносить боль и страдания родственников погибших. Я сопереживаю им, хотя многие говорят мне, что не стоит принимать это так близко к сердцу.

К убийцам я никак не отношусь — закон велит относиться ко всем одинаково. Но в глубине души у меня всегда таится искреннее непонимание этих людей и их поступков. Жизнь, чья бы она не была – это высшая ценность, никто и ни при каких обстоятельствах не вправе лишать жизни другого человека.

Профессиональная деформация делает свое дело. Она есть, всегда была и будет, поскольку следователю необходимо оставаться с ясным умом, оставаться хладнокровным в любой ситуации. Иногда моя мама говорит, что сердца у меня нет. Я ей объясняю, что даже при самых тяжелых обстоятельствах я должна быть трезва, строга, спокойна.

— Но что-то может вас задеть…

— Самое страшное, когда умирают дети, и в отношении них совершают преступления. Для меня было очень сложно выехать на смерть двухмесячного ребенка. При выезде на место происшествия мы должны осмотреть тело на признаки насильственной смерти. Меня готовили ко всему, но здесь стало по-настоящему страшно.

— Что лично вы считаете самым важным качеством в работе следователя?

— В первую очередь, ответственность. Если она есть, то и работа будет спланированной, качественной и выполняться в срок.

Должны быть настойчивость, решительность, самостоятельность, выдержка и самообладание, принципиальность и объективность.

У следователя должен быть богатый опыт. Себя я не считаю следователем-профессионалом, еще есть к чему стремиться, но опыта достаточно. Больше всего опыта я получила именно в Туле, в должности заместителя руководителя. За это — огромная благодарность моим учителям.

Автор статьи
Ксения Малахова
Ваш вопрос
Отправить
Спасибо!
Ваше обращение
было отправлено.