€ 00,00
$ 00,00
Тула 0 °C

Градостроительный облик Тулы. От кого он зависит и чего ждать жителям?

Градостроительный облик Тулы. От кого он зависит и чего ждать жителям?
Задумывались ли вы о том, как в городе "рождаются" те или иные здания, как принимаются архитектурные решения и вообще кто их принимает. Кто должен отвечать за градостроительный облик Тулы - архитекторы или строители? А может быть чиновники?

Вопросы, ответы на которые найти не так просто — ими и озадачились участники Тульского экспертного Собрания. 16 июля архитекторы, застройщики, представители органов власти и активисты обсуждали существующую градостроительную политику в регионе, ее недостатки и возможности их устранения — в частности, внедрение в Тульской области процедуры согласования архитектурно-градостроительного облика (АГО). Процедуры, которая успешно реализуется в Москве и ряде других регионов, но нужна ли она оружейной столице?

Инициатива исходит от тульского архитектурного сообщества, которое предлагает АГО как возможность повысить качество архитектуры в городе и городской среды в целом. Ранее региональное отделение Союза архитекторов направило письмо в правительство Тульской области со своими предложениями.

«Какие плюсы внедрения АГО? Это несомненный плюс для администрации, которая сейчас вынуждена сама принимать решения. Здесь к ней уже будет поступать материал, который прошел согласование, получил одобрение у специалистов — практикующих архитекторов.

Для застройщиков тоже есть плюсы. С АГО они будут застрахованы от неграмотного решения проектировщика, с которым у него заключен договор. Коллегиальный состав укажет на ошибки, подскажет застройщикам, как повысить выгоду и ценность продукта.

Жители будут получать именно то, что и было заявлено застройщиком; они будут уверены в том, что проект будет красивым, удобным и комфортным для них, а не только прибыльным для застройщика», — считает член Союза архитекторов, директор СПК Владимир Доценко.

В Туле все архитектурные проекты рассматриваются на Градостроительном совете. По словам председателя Союза архитекторов Тульской области Веры Гусевой, рассматривать именно архитектурные аспекты градсовет не должен.

«Рабочая группа при Градостроительно-земельном совете в основном состоит из чиновников и общественных деятелей — на 30 чиновников три архитектора. Все профессиональные архитектурные решения принимают голосованием.

Но ведь экономическое управление не руководствуется решением юристов, а юридическое — к примеру, строителей. Наверное, профессионально это будет не совсем правильно. Тогда почему архитектурные и градостроительные решения должны приниматься специалистами других направлений?! У нас достаточно профессионалов в этой области, который вполне могут рассмотреть проекты и не доводить ситуацию до абсурда», — заявляет она.

Вера Гусева настаивает на том, чтобы профессиональные вопросы должны решать и утверждать эксперты. Цвет фасадов или форму окон должны обсуждать не чиновники других профилей — такие вопросы должны перейти в плоскость архитектурного сообщества; дальше документация с уже утвержденным внешним видом будет предоставляться на градсовет. С этим и должно справится АГО.

К слову, не все участники заседания были согласны с внедрением процедуры АГО. Против — вполне, кстати, ожидаемо — выступили застройщики, для которых это только лишь «дополнительные препоны в работе и ненужная бюрократия».

«Ваше предложение обижает застройщиков. Владимир Путин не раз говорил, что несмотря на пандемию, несмотря на все экономические сложности, отрасль строительства поднимет страну из руин. Надо выполнять план, надо строить; для этого убираются различные бюрократические барьеры, а вы сейчас предлагаете новые.

Инициативы мы примем, но только в рамках закона. Не нужно придумывать новое, просто активно используйте уже действующий механизм, определенный законом. Сейчас задача научить не как садиться, а как играть на этих инструментах», — считает генеральный директор АО «Внештстрой» Николай Афанасьев.

«АГО — это всего лишь дополнительная бумага, которая ставит застройщиков в тесные рамки. Только так мы будем тратить еще больше времени на согласование проекта. Вы просто ставите нам дополнительные препоны», — объясняет свою позицию директор ООО «Стройкомплект» Алексей Канатчиков.

Архитекторы объясняют, процедура АГО, напротив, предполагает, что уже согласованный проект будет передан в рабочую группу; вместе с тем архитектурная составляющая любого проекта будет проработана детально, в то время как сейчас допускаются промашки. В итоге, и времени меньше, и качество лучше — чем не плюс?!

«Если брать за пример действующую систему согласования проектов, то сначала нужно отнести [архитектурный проект] в городское управление. Там все сотрудники загружены: пока они отсмотрят проект, пока передадут в рабочую группу. Потом проект направляют на градсовет. Я, как проектировщик, могу сказать, что на это уходит действительно много времени.

АГО, в свою очередь, предлагает всё это время сконцентрировать в одном документе. То есть проект передают в рабочую группу сразу, как только ты предъявляешь документ о согласовании», — считает архитектор Сергей Бортулев.

«Застройщики не совсем понимают, что именно мы предлагаем. Мы предлагаем структурировать требования администрации и архитекторов к проектам, которые сейчас предъявляются в Туле — потому что сформированного регламента у нас нет. У застройщиков нередко возникала ситуация, когда на Градсовете проекты отсылали на доработку с непонятными требованиями и не совсем аргументированными.

Здесь не предлагают менять ныне существующие нормативы. АГО только проверяет и контролирует архитектурные решения», — отмечает главный архитектор компании СПК Денис Рыкшин.

Однако не все архитекторы одинако согласны с АГО. Член Союза архитекторов России и бывший главный архитектор Тулы Андрей Клепанов выступил против, считая, что хорошая архитектура создается не документами и контролирующими органами.

Хорошая архитектура, как банально это не звучало, зависит от архитектора.

«Вы говорите про ныне существующий градосовет, но то, что с ним происходит сейчас — дело даже не в АГО и не в самом совете. Вы хотите придумать новые бумажки, контролирующие органы, которые ни к чему не приведут. Дело в том, что у нас, у наших жителей понимание красоты и комфорта — это максимум то, что удалось перебраться из провинции в Балашиху и работать в Москве.

Поэтому чтобы мы не делали, чтобы не внедряли — хорошей архитектуры не получится из-за несформированного чувства красоты и комфорта у жителей.

Не надо ничего придумывать. Просто поставьте перед собой более высокие задачи и начните делать действительно классную архитектуру, уговаривайте на это застройщиков. Поймите, это не решается законодательством — это только наши внутренние потребности. Вот сделал Олег Шапиро «прививку красоты и благоустройства» в Туле, и за ним начали подтягиваться другие туляки. Ни одна бумажка не сделает нам эту самую «прививку красоты», — заявляет он.

«Я считаю, что система, существующая в Туле — более чем нормальная. Единственное, у нас отсутствуют регламенты эскизных проектов, поэтому на на рабочую группу Градостроительно-земельного совета выносят крайне слабые проекты. Необходим жесткий регламент состава и содержания проектов, чтобы создать равные условия.

Что касается процедуры АГО в нашем регионе, то думаю она нам не нужна. АГО воспринимается, как лишний элемент в действующей системе и, кроме раздражения, не вызывает», — высказывает свое мнение архитектор Виктор Жежома.

Говоря о взаимодействии архитектора и застройщика, нельзя не вспомнить скандальный проект на углу Красноармейского проспекта и Советской. Напомним, что на месте снесенного недостроя — кукольного театра, планировалось разбить сквер, а торговый центр, наподобие «Охотного ряда» в Москве, «загнать» под землю. Проект проходил долгие обсуждения, и в конечном итоге был одобрен на градсовете. Однако, когда стройка закончилась, всем сразу стало ясно — тот проект так и остался лишь на бумаге. В реальности же — очередной торговый центр, построенный по хотению и велению тульского известного бизнесмена.

Проектом, кстати, занимался Андрей Клепанов.

«Я сделал его по заказу застройщика. В итоге, с проектом согласились жители, он был передан на госэкспертизу.

Дальше застройщик всё изменил — через других архитекторов, тайно. Хотя тут вопрос контроля, а не документов. Получается, люди ждут скверов, а получаю мавзолеи…», — делится он.

В ходе обсуждения архитекторы напоминают, что процедура АГО, в том числе, контролирует проекты от начала и до конца, то есть изменить проект и построить что-то совсем другое уже не получится.

«Архитектура — это то, что веками стоит перед глазами жителей. А у нас заведено: на градсовете принимается один проект, потом строитель меняет его по своему усмотрению», — отмечает Вера Гусева.

Получается, что для простого горожанина архитектура — это то, что подается ему уже готовым — и неважно нравится ему это или нет. Подается, позволим себе так выразиться, «высшими силами» — органами власти, уполномоченными принимать архитектурные решения, и застройщиками, позволяющими себе менять эти самые решения по своему усмотрению. Инициатива, предложенная архитекторами, воспринимается ими если не в штыки, то уж наверняка с долей недовольства — кому хочется загонять себя в «тесные рамки»?!

Только и те, и другие забывают — что город, в первую очередь, для людей. Об этом и напомнила активист и блогер Татьяна Баумесбергер.

«У архитекторов одни задачи, у застройщика другие, у администрации вообще третьи. Но я в этом споре я — на стороне первых: в архитектуре всё должно контролироваться от начала и до конца, должно быть продумано. Обликом города, я считаю, должны заниматься профессионалы, которые видят стратегию развития города — не в угоду застройщику или инвестору.

Скажем так, вас интересует только прибыль. Поэтому не совсем корректно шантажировать людей тем, что «мы закроемся», «не будем строить». Никто никуда не уйдет, все будут получать свою прибыль, но должно это быть в разумных пределах. Не забывайте, что город — он для людей», — говорит она.

Ваш вопрос
Отправить
Спасибо!
Ваше обращение
было отправлено.