€ 00,00
$ 00,00
Тула 0 °C

Отрицательное обоняние власти

Отрицательное обоняние власти
Фото: ИА "Тульская пресса"
Удивительная история разворачивается, вот, уже несколько лет в тульском регионе

Ее черты в полной мере соответствуют ленинским признакам революционной ситуации, когда низы «не хотят», а верхи — «не могут». Но жителям села Архангельское в Большой Туле революция не нужна. Они хотят только одного: чтобы перестало нести вонью с территории птицефабрики «Тульский перепел»

«Отрицательное обоняние»: медики трактуют как «аносмию» или — врожденную или приобретенную неспособность чувствовать запахи. Вплоть до сильнейших неприятных запахов, которые у нормального человека, врываясь в организм, в итоге способны взорвать мозг.

Так мы устроены. Но не все

«Аносмия» стала одним из главных симптомов коронавируса. Связанные с «Тульским перепелом» события заставляют задуматься, не поразила ли «аносмия» отдельных представителей власти и контролирующих органов задолго до пандемии?

Настолько сильно их «отрицательное обоняние».

Сегодня о проблеме вони «Тульского перепела» мы беседуем с депутатом Тульской областной Думы Ильей Степановым.

Илья Владимирович не только член комитета ТОД по экономической политике и финансам, член фракции «Единая Россия» и член регионального политического совета партии. Он вместе с семьей живет рядом с птицефабрикой и о беде «Тульского перепела» знает не понаслышке.

— Илья Владимирович, правда ли, что от «Тульского перепела» воняет непереносимо?

— Давайте отвечу так. Мимо общественных туалетов, устроенных, как сформулировано в одном из наших любимых фильмов по принципу «сортир», люди проходят, зажав нос, и ускоряют шаг, чтобы не затягивать эти отвратительные секунды. Вот, представьте себе, что такой «сортир» построили рядом с вашим домом. А еще — рядом с детским садом или школой, куда ходят ваши дети.


Благозвучное название «Тульские перепел» для местных жителей Архангельского синонимом «неприятного и устойчивого запаха сероводорода», а проще — «вони».

«Что в этом «тульского»? Ашот Арутюнян — неместный, он просто здесь делает деньги. На здоровье простых граждан!»


И вонь от «производственных мощностей» этого «общественного туалета» увеличивается каждый день. Тогда эти секунды превращаются даже не часы или дни, а — в года.

— В прессе писали, что соучредитель предприятия Ашот Арутюнян удивлен, почему жители соседних домов, как люди сельские, еще не привыкли к этой вони.

Медики уверяют: привыкнуть к неприятному запаху невозможно. Так нас создала природа, и рецепторы обоняния будут вечно подавать отрицательные сигналы в наш мозг.


«На последнем собрании осенью владелец предприятия нам сказал, вы же сельские люди. Разве вы не знаете, что навозом воняет, когда его поворошат. Вот, так было цинично сказано. Они ворошат, а у нас в глазах темнеет, образно говоря», — жительница улицы Промышленной села Архангельское.


Мы провели небольшой уличный опрос и, вот, что получили в итоге.

Из 100 опрошенных — 100 категорически отказались от соседства своего дома рядом с «общественным туалетом».

При этом 92 человека абсолютно категоричны: «Ни за какие деньги!». И лишь 8 опрошенных задумались о деньгах. Но в том плане, что согласны купить новый дом, но лучше — на берегу озера.

Есть такой штамп у телевизионных журналистов: «Как жаль, что камера не может передать запахи». И это справедливо: надо лично почувствовать вонь от «Тульского перепела», чтобы понять, какое это зло. Да все итак представляют, как воняют тонны помета, все кроме проверяющих…

— Эти слова, случайно, не проверяющим и чиновникам адресованы?

— Наш «общественный туалет» — ООО «Тульский перепел» — появился в небольшом селе Архангельское на севере Тулы, неожиданно, в максимальной близости от домов еще в 2013 году.


«Вонь, смрад — неприятный, отвратительный, противный и дурной запах, зловоние, горелые, удушливые пары, чад», — так трактуют эти безобразие словари русского языка.


С того момента предприятие наращивало свои мощности, как и положено успешно развивающемуся «общественному туалету», и на данный момент поголовье достигает 46 тысяч голов перепелов, а то и больше.

Несчастные птицы, конечно, ни в чём не виноваты, их не интересуют физиологические аспекты своей жизнедеятельности, связанные с вонью. А вот “гений”, который масштабировал «птичник» до огромного вонючего, прибыльного ему предприятия, виноват! Виноват, что не подумал о людях, о вони, причиняющей муки, или подумал, но глаза «предподзакрыл».

Равно как и Роспотребнадзор, и Россельхознадзор, и другие контролирующие органы, включая властные структуры на уровне города и области, которые также глаза «предподзакрыли» или просто оказались беззубы, беспомощны, либо попросту ленивы и некомпетентны. Ведь вот уже 7 лет жители безуспешно борются за свою экологическую безопасность и комфортные стандарты проживания. Но в, так называемом, спальном районе, селе Архангельском, предприятие продолжает работать.

Кстати, район перспективен и активно застраивается. Рядом с вонючим заводом активно возводятся квадрохаусы, а будущие владельцы пополнят ряды активистов и разочарованных. Год назад жители собрали под обращениями о помощи по 240 подписей. Сейчас снова собрано уже 300 подписей под требованием остановить деятельность предприятия.


Тульская природоохранная прокуратура уличила птицефабрику в предпринимательской деятельности без лицензии и сокрытии информации о состоянии окружающей среды и природных ресурсов. Птицефабрика вывозила и передавала в собственность агрохозяйства «Приупские Зори» помет перепелов, относящийся к отходам III класса опасности. Но лицензии на транспортирование отходов I–IV классов опасности предприятия не имело.


А точнее, вернуть людям условия для нормальной жизни, пусть и с массой других житейских проблем, сложностями из-за кризиса и коронавируса, но, хотя бы, без вонючего запаха от «Тульского перепела».

— То есть, жителей Архангельского по проблеме «Тульского перепела» государственные органы не услышали?

— Скажу больше: много лет даже минимальные попытки прокуратуры навести порядок заканчиваются лишь устойчивым трендом на развитие предприятия.

Представители проверяющих органов и властей на собраниях, которые пытаются устраивать местные жители, проявляют фантастическую и дружелюбную лояльность к «Тульскому перепелу» и его владельцам.


«Больше не напрашивается никаких выводов. Все люди, которые были на последнем собрании, мягко говоря, неглупые. Приехала ветеринарная инспекция. Они с ними разговаривали по-дружески, снисходительно. Знаете, как с любимыми детьми?! Он нашкодничает, ну, ладно, это же любимый ребенок. Они, кстати, так и с нами разговаривали.

Ну, подумаешь, воняет. Подумаешь, четыре КамАЗа вывезли у нас на глазах. Это ж сколько надо нагадить несчастным перепелкам, чтобы четыре КамАЗа вывозили это», — жительница села Архангельское.


Мало того, когда скандал с вонью от птицефабрики уже был в разгаре коммерческому директору и совладельцу «Тульского перепела» Ашоту Арутюняну награду «за многолетний добросовестный труд, высокий профессионализм, личный вклад в развитие сельскохозяйственного производства» вручили Почетную грамоту администрации города Тулы.

Одним словом, «воз и ныне там». Но этот воз — воняет.

— Как же так? За эти годы «Тульскому перепелу» не раз делали внушения и требовали устранить нарушения…

— Прокуратура пару раз выносила предписания технологически исключить источник запаха, но на данный момент, по ощущениям жителей, владелец ограничился декорационными методами в этом вопросе.


«Ко мне приехали внуки, побыли день, а к вечеру как пошел запах с фабрики! Ни окна открыть, ни на улицу выйти! Никакого спасения нет от этого запаха. Руководитель предприятия на диалог с нами не идет», – жительница Архангельского.


На телефонные звонки, кстати, он не отвечает, на контакт с жителями – больше не идет. Вонь не прекращается, а только усиливается.

— Выхода нет?

— Выход есть всегда! Ситуацию можно было бы и назвать «Архангельский тупик» и успокоиться. 300 жителей — это не тысячи или миллионы. А это треть населения села!

Но я запрещаю себе верить, что до обращения трех сотен туляков нет никакого дела администрации Тулы, правительству Тульской области, прокурору, Губернатору.

На весах с одной стороны люди: дети, избиратели, с другой стороны – выгода москвича, который из положительного создал лишь 15 рабочих мест. Но кто там работает? Туляки? А может быть мигранты или вовсе нелегалы?


В Архангельском заявили: «Проезжая или проходя мимо завода, задумываешься, зачем нужны контролирующие органы? Если они утверждают о вони в пределах 2-4 метров от места сбора отходов. Чтоб взятки брать?»


Мы много раз наблюдали, как стремительно и эффективно решаются подобные витающие в обществе проблемы, если на них обратит внимание, например, губернатор.

Значит, будем делать так, чтобы о проблеме вони «Тульского перепела» услышали.

— Может быть, стоит задействовать и депутатские полномочия для решения проблемы «Тульского перепела»?

— Сегодня у меня, как депутата регионального парламента, на руках 300 подписей. На основании мнения и обращений жителей села Архангельское будут подготовлены и направлены депутатские запросы. Этот процесс планирую максимально прозрачно освещать в информационном поле и социальных сетях.


«Ашот уже много раз обещал, что какое-то оборудование поставит. Но ничего не меняется, воняло и воняет. Но ему что, он тут не живет. А страдаем мы — жители Архангельского. Всем до нас все равно. Без толку писали мы губернатору, прокурору, всем», — заявил РИА «SM-News» один из местных жителей.


Могу сказать, что до моего дома зловоние долетает реже, чем, например, до детского сада в Архангельском. И я всецело на стороне своих земляков. Поэтому остаться в стороне, принять характерную для некоторых «позу страуса» и прикинуться страдающий «отрицательным обонянием власти» я не могу и не хочу. И я горд, что такой же принципиальной позиции придерживается и руководство региона.

Ваш вопрос
Отправить
Спасибо!
Ваше обращение
было отправлено.