Тульская пресса
Ваш вопрос
Отправить

Обвиняемая по делу о мене стадиона: «Выполнена задача губернатора Груздева. Не понимаю обвинения»

Фото: ИА "Тульская пресса"
Защита Татьяны Силаевой ходатайствует о возвращении дела прокурору

Советский районный суд продолжает рассматривать уголовное дело о мене территории бывшего трамвайного депо на территорию стадиона «Арсенал»; очередное заседание состоялось сегодня, 25 мая. Напомним, что на скамье подсудимых — заместитель председателя комитета имущественных и земельных отношений Татьяна Силаева, которую обвинили в превышении должностных полномочий.

Сегодня планировалось доспросить двоих свидетелей (всего у стороны обвинения 26 свидетелей, прим. редакции). Так как оба в суд не явились, то во время заседания были зачитаны их показания следователю.

Владимир Пономарь, который вызывался в суд неоднократно, с весны 2013-го по декабрь 2014 года занимал должность главного инженера МКП «Тулгорэлектротранс».

«После вступления в должность главного инженера я стал объезжать площадки предприятия — службу автобусного парка, трамвайное депо и троллейбусное депо. 

Служба автобусного парка размещалась по адресу: ул. Оборонная, 102. Площади данного участка я не помню, но она была большой и отвечала потребностям предприятия. На участке были расположены здания и сооружения, которые использовались в качестве мойки, ремонтных зон, зон стоянки транспорта, складских помещений. Также была тяговая подстанция, котельная, диспетчерская, медицинский кабинет, комната для отдыха  водителей. Все имеющиеся на Оборонной объекты использовались для целей и деятельности предприятия, а именно — для размещения и эксплуатации службы автобусного парка.

Указанная территория с расположенными на ней зданиями и сооружениями ранее была трамвайным депо, которое затем было приспособлено под нужды автобусного парка. По моему мнению, для данной службы были необходимо было вложить денежные средства с целью реконструкции и ремонта, поскольку здания были построены еще в советские времена. Но больше всего меня поразило то, что ремонтные канавы не были приспособлены под ремонта автобусов, хотя и использовались для этих целей», — говорится в показаниях Пономаря.

Следователю Пономарь пояснил, что ремонтные канавы для трамваев шире, чем для автобусов. Таким образом, внутренние колеса автобуса висели над ямой, что представляло собой угрозу для здоровья и жизни сотрудников.

«После моего замечания ремонтные ямы силами сотрудников [автобусного парка] были приспособлены для ремонта автобусов. Своими силами сотрудники осуществили также ремонт крыши, дорожного полотна».

Владимир Пономарь в своих показаниях заявляет, что альтернативных площадок у предприятия не было. Весной 2014 года он, вместе с директором «Тулгорэлектротранса» Геннадием Мельниковым, поехал осматривать две площадки — в Горелках и Криволучье, на одной из которых впоследствии мог разместиться автобусных парк. Обе площадки не подошли.

«Я считаю, что площадка на Оборонной, 102 была пригодна для целей и деятельности предприятия, использовалась непосредственно по своему назначению. Это хорошее место, которое справлялось со своими задачами», — о мене Пономарь узнал уже постфактум, когда об этом написали СМИ.

Что говорит Татьяна Силаева?

В ходе сегодняшнего заседания подсудимая Силаева дала показания, объяснив, что при подготовке проекта постановления она действовала в рамках своих должностных обязанностей. Не выполнить поручение главы администрации она не могла, также как и он не мог не решить поставленную губернатором задачу о приобретении стадиона.

 

Татьяна Силаева подчеркнула, что во время предварительного следствия ее допросили как свидетеля, «в связи с чем я была лишена возможности представлять доказательства в свою защиту, т. к. по сути меня ни в чем не обвиняли». 

«… отвечая на вопрос «что вам известно о договоре мены от 30.12.2014г.?» я ответила на него с точки зрения строго формального аспекта, а именно, что на основании обращения МКП «Тулгорлектротранс» от 24.12.2014 г. на мое имя мной был подготовлен проект постановления, на основании которого данному предприятию было дано согласие на заключение договора мены с гражданкой Злобиной.

К указанному письму были приложены необходимые документы, которые, опять-таки, являлись основанием для исключительно формального, с точки зрения необходимой достаточности для принятия решения, рассмотрения.

То есть, это были отчеты об определении рыночной стоимости объектов, которые предполагались как предмет сделки, на которую испрашивалось согласие, а также документы, подтверждающие права на муниципальное имущество».

Подсудимая также отметила, что указаний от Авилова по поиску объектов муниципального имущества в обмен на стадион ей не поступало. По словам Татьяны Силаевой, в сентябре (или конце августа) 2014 года она принимала участие в совещании, на котором также присутствовали первый заместитель главы администрации Роман Мурзин, начальник правового управления Ирина Мохначева. Таких совещаний было несколько, два или три, подчеркнула она.

«Так вот, на первом совещании Авилов сообщил, что губернатором Тульской области Груздевым была поставлена задача о приобретении в муниципальную собственность стадиона «Арсенал». На что он (Авилов) сказал, что в бюджете города нет средств, поскольку такие расходы не были запланированы на финансовый год.

Тогда губернатор поставил перед ним задачу найти безденежный механизм приобретения. <…>

Через какое-то время, примерно в том же составе, Авилов провел еще одно совещание, на котором сообщил, что на совещании у губернатора была поставлена конкретная задача — приобрести стадион «Арсенал» путем его обмена на находящееся в оперативном управлении МКП «Тулгорлектротранс» муниципальное имущество в виде зданий трамвайного депо по ул. Оборонная, 102″.

Она подчеркнула, что Авиловым ставилась задача проработать лишь механизм мены, то есть подготовить документы (состав и предмет договора к тому моменту уже были определены). Задача, поставленная перед ним Груздевым, фактически была переадресована сотрудникам администрации.

То есть, та задача, которую перед главой администрации Тулы поставил губернатор Тульской области Груздев, фактически была переадресована присутствующим на совещании сотрудникам администрации со стороны Авилова.

«Вправе ли был губернатор, как высшее должностное лицо Тульской области, поставить такую задачу перед главой администрации города? Ответ, по всей видимости, очевиден. Конечно – вправе.

Обязан ли был глава администрации исполнить указания губернатора в сфере компетенции по решению вопросов местного значения? Ответ, полагаю, однозначен — безусловно, обязан.

Обязана ли я была исполнить указание главы администрации города, направленное на решение указанной задачи, определенной губернатором области в качестве приоритетной для города и входящей в сферу ведения органа местного управления? Да, обязана», — заявила в ходе заседания Силаева.

Она еще раз подчеркнула, что вместе с Мурзиным и Мохначевой выполняла именно «ту задачу, которую нам всем в лице главы администрации города поставил губернатор области». Причем вернуть стадион городу нужно было до конца 2014 года.

«Мне непонятно, в связи с чем следователь усмотрел превышение мной полномочий, если все мои действия, подчеркну еще раз, были выполнены в свете прямых обязанностей и по своей сути не являлись окончательным решением рассматриваемой сделки мены».

Силаева также призналась, что не понимает, в чем заключается причинно-следственная связь между действиями по подготовке проекта постановления и последующей арендой территории бывшего трамвайного депо.

«Подводя итог, могу отметить, что путем рассматриваемой в настоящем деле сделки мены была выполнена поставленная губернатором Тульской области Груздевым перед всеми нижестоящими лицами задача, стадион «Арсенал» был передан городу, сохранен и развивается.  МКП «Тулгорлектротранс» успешно продолжает свою деятельность.

С правовой точки зрения рассматриваемая сделка абсолютно законна, а я, как и говорила на первом судебном заседании, не понимаю, в чем меня обвиняют, вернее, в чем заключается превышение мной полномочий, тогда, как я действовала в строгом соответствии с федеральными и региональными нормативными актами в рамках своей трудовой функции и должностных обязанностей».

Защита просит вернуть уголовное дело прокурору

На заседании защита Силаевой ходатайствовала о возвращении уголовного дела прокурору (в рамках ст. 237 УПК РФ, прим. редакции). Дело в том, считает защита, что обвинительное заключение не соответствует требованиям, предъявляемым к нему  законодательством.

В частности, «в обвинительном заключении должны быть указаны существо обвинения, место и время совершения преступления, его способы, мотивы, цели, последствия и другие обстоятельства, имеющие значение для данного уголовного дела, а также формулировка предъявленного обвинения». 

«Следствием не установлено ничего из того, что должно быть установлено в соответствии с требованиями законодательства. Защищаться против такого обвинения не представляется возможным, следовательно, невозможно реализовать предоставленное законом право на защиту».

Защита апеллирует тем, что следствие не установило, к примеру, обстоятельства проведения рыночной оценки бывшего трамвайного депо. Также были замечены несоответствия в показаниях свидетелей; более того — Владимир Груздев, как человек, поставивший задачу вернуть стадион в муниципальную собственность, не был допрошен вовсе.

Неверно толкуется постановление, подготовленное Силаевой, поскольку, как это видно из обвинительного заключения, следствие считает, что данным документом Злобиной и «Тулгорэлектротрансу» было предписано заключить договор мены. Однако постановление имеет лишь разрешительный характер, подчеркнула защита. Предприятие, как это не раз было озвучено свидетелями, считало сделку законной и не оспаривало ее.

«Также со стороны следствия остался без проверки и надлежащей оценки сам факт достоверности понесенных расходов по арендной плате. <…> Должна была быть проверена обоснованность расходов на неиспользуемые в течение всего периода аренды здания теплицы и столярного цеха, поскольку Силаевой Т. В. вменяется ущерб, который понесло МКП «Тулгорэлектротранс», арендуя имущество».

Напомним, что речь идет о 61 млн рублей.

«Таким образом, рассмотрение уголовного дела по предъявленному обвинению судом в настоящее время невозможно, поскольку обвинительное заключение препятствует постановлению судом приговора или вынесению иного решения, поскольку составлено с нарушениями требований уголовно-процессуального закона, которые могут быть исправлены лишь органом предварительного расследования».

В свою очередь, государственное обвинение запросило время на изучение ходатайства. Судебное заседание отложено до 1 июня.

Хотите поделиться интересной новостью или проблемой? Связаться с нами можно по телефону редакции 52-55-33 в будни с 9:00 до 17:00. Также написать нам в любое время можно в WhatsApp и Telegram по номеру 8 (930) 074-52-17.
Правила публикации комментариев: Все комментарии предварительно проверяются модератором, это может занять некоторое время. При этом ночью срок публикации может увеличиваться. Будьте внимательны - по закону мы не можем размещать комментарии, содержащие нецензурную лексику и оскорбления.
Комментарии для сайта Cackle
Новости компаний